Наша цель: звезды сверхгиганты и молодые звезды – ИНТЕРВЬЮ
«В науку определенный вклад может внести даже один ученый самоучка». Что ни день, в интернете появляется новая информация о том, что американцы или европейцы достигли новых высот в освоении и изучении космоса. Аж, завидно становится. НАСА заявляет, что в рамках программы изучения Плутона и его спутников станция New Horizons уже собрала информацию и посылает ее на Землю. Запущенный в космос 19 января 2006 года, аппарат подлетел к этому небесному телу на расстояние 12,5 тысячи километров. А на днях стало известно о том, что специалисты Исследовательского центра SETI при Калифорнийском университете в Беркли запускают проект по поиску внеземной жизни и зона поисков определена на расстоянии до 20 световых лет от Земли или 190 трлн километров. А что же наша, азербайджанская наука? Ищем ли и мы жизнь в космосе? Ведь у нас есть Шемахинская астрофизическая обсерватория, где установлены телескопы, и каждый день ученые наблюдают за небом. Благодаря Национальной академии наук Азербайджана, организовавшей для журналистов тур в этот очаг науки, мне удалось побеседовать с ученым секретарем обсерватории Вагифом Халиловым и узнать, как в этом плане обстоят дела в Азербайджане. - Вагиф муаллим, я понимаю, что из-за финансовых проблем в плане научных открытий и достижений мы пока не можем тягаться с американцами и европейцами, но все же… Есть открытия или исследования, которые наши ученые могут сегодня, как говорится, достать и положить на стол? - До развала СССР уровень исследований наших ученых полностью соответствовал мировым стандартам тех лет. Тогда наука финансировалась соответствующим образом, поддерживались тесные связи с учеными других социалистических стран и научными центрами внутри самого Союза, где обсерватория имела свою тематику, которая регулировалась из центра, то есть Астрономическим Советом в Москве. Однако после развала СССР даже Россия не может довести свои разработки в этой области до мирового уровня. Тем более наша обсерватория, которая в этом плане, к сожалению, здорово отстала. Мы очень много потеряли в период с 1988 по 1997 годы и только с середины девяностых медленно, но уверенно стали набирать обороты. Появились перспективные тематические исследования и стали ставиться задачи на соответствующем мировым уровне. Однако за годы «застоя» в мире астрономии произошла настоящая техническая революция. Стали применяться новейшие светоприемники. Раньше наши наблюдения базировались в основном на материалах, вернее информации, фиксируемой на фотопластинках и пленках, но за это время весь научный мир (помимо астрофизических центров в странах постсоветского пространства) уже перешел на, так называемые, ПЗС матрицы. В двух словах объясню разницу. Мы и раньше фотопластинки и фотопленки приобретали в США за валюту у известной фирмы Kodak. Но позже прекратились даже поставки этих пленок и, как результат, в плане научных наблюдений мы стали отставать. Теряли кадры, поскольку ученым из-за низких зарплат стало очень трудно жить и некоторые из сотрудников Шемахинской астрофизической обсерватории уехали в Турцию или Израиль. - Сегодня вроде бы ситуация изменилась и, может, настало время определить и предложить мировому научному сообществу и вообще человечеству нечто новое, пусть и очень узкое в научном плане, но зато наше, азербайджанское. Есть что предложить? - В науку определенный вклад может внести даже один ученый самоучка. Мы не ставим целью конкурировать с ведущими астрофизическими центрами планеты. Сейчас разрабатываем одновременно восемь научных тем, и считаю, что три или четыре из них, соответствуют тому самому мировому уровню науки. Вообще успех научной работы определяется ссылками на нее в публикациях других ученых. Если разработка велась на уровне, то на полученные результаты будет базироваться другой ученый. На работы директора Шемахинской обсерватории (член-корреспондент НАНА Н.С.Джалилов) появилось более 1500 ссылок и это говорит само за себя. - Недавно в зарубежных СМИ прошла информация о том, что тамошние ученые уже собираются выводить в космос и устанавливать там, на спутнике, линзу для телескопов диаметром 12 метров. Признаться, завидно… - В нашем телескопе двухметровая линза. Но не жалуемся. Решаем теоретические проблемы по изучению Солнца. Создана теория глобальных вихревых колебаний Солнца типа волны Россби. Показано, что на Солнце могут генерироваться моды с очень большими периодами – 1-3 года, 18-30, 100 и 1500-20000 лет, которые оказывают влияния на интегральную светимость Солнца. Впервые выдвинута идея о том, что эти колебания могут стать первопричиной глобального изменения климата на Земле. Есть уже неплохие работы в области физики Солнечно-Земных связей. Изучаем, как активность Солнца влияет на жизнь на Земле. Исследуются влияние геомагнитных бурь и геомагнитных возмущений разных уровней на технологические и биологические системы. Установлено, что наряду с сильными геомагнитными возмущениями, ощутимое влияние оказывают также слабые и самые слабые уровни таких возмущений. Показана особая роль вариаций космических лучей в гомеостазе человека. Вы знаете, активность Солнца может даже воздействовать на скорость перекачки нефти в трубопроводе, на число аварий в электроснабжении и выводы из строя подстанций, трансформаторов. Большая работа проводится по изучению активности Солнца и воздействия ее на здоровье людей, влияний на динамику сердечно-сосудистых заболеваний (смерть от внезапной остановки сердца, острый инфаркт миокарда и смертность и т.д.), на состояние сердечно-сосудистой системы человека. И у нас уже есть определенные результаты. Но такие работы в основном статистические и требуют своевременной поставки медицинской статистики. - Какие сегодня космические объекты в программе изучения Шемахинской обсерватории? - Проводятся комплексные исследования звезд сверхгигантов, магнитных и симбиотических звезд. Особый интерес вызывают исследования молодых звезд. Многие из наблюдаемых молодых звезд могут находиться на стадии развития вокруг них протопланет. Также продолжаются исследования атмосфер планет нашей Солнечной системы. - Зарубежные астрофизики утверждают, что на карлике Глизе, вернее возле нее могут быть экзопланеты, то есть планеты пригодные для жизни. Можно проводить такого рода исследования в вашем научном центре? - В принципе, да. Но для этого нужны хорошие светоприемники и аппаратура с большим разрешением и большей точностью обработки информации. Наблюдая звезды, мы можем сказать, вращаются вокруг нее планеты или нет. Нужно просто долго за ней наблюдать. Один раз планета может пройти возле звезды и ее можно «почувствовать» в каких-то симметриях и в линиях. Многое зависит от размеров этой планеты. Но для точности утверждений нужно время и тогда можно понять имеем ли мы дело с планетой или другим физическим явлением. Также мы можем определить период вращения планеты вокруг звезды. И хорошо если она как Земля делает один оборот вокруг своего солнца за год. Марс, например, завершает оборот вокруг нашего Солнца за 2 года, а Юпитер за 12 лет. Я это к тому говорю, чтоб у вас появилось представление о том насколько это задача сложная. - Если я вас правильно понял, то раньше у вас не было ПЗС матрицы, но если она появится, то Шемахинская астрофизическая обсерватория вполне сможет конкурировать с аналогичными зарубежными научными центрами? - Да, совершенно верно. Если с помощью ПЗС матрицы собрать спектрограф высокого разрешения, то можно будет решать еще более глубинные научные задачи. И мы вполне справляемся и с двухметровой линзой. Зачем делают телескопы с большими зеркалами? Чем больше площадь, тем менее яркие объекты можно наблюдать. Человеческий глаз работает по тому же принципу, что и телескоп. Мы ведь тоже наблюдаем звезды. Но в Баку мы способны увидеть не так много звезд, как здесь, в Пиркули, потому что в большом городе очень высокая посторонняя засветка, которая уменьшает видимость.  Собственно потому и продолжает развиваться идея создания наземных обсерваторий. Да, можно запустить в космос аппарат и наблюдать звезды оттуда, но с Земли удобнее. Здесь все, как говорится, под рукой - аппаратура, телескоп, и если что-то вышло из строя, то сразу же можно заменить. А как быть с этим в космосе?  В настоящее время группа наших ученых разрабатывает новые спектрографы. С помощью этих приборов мы будем исследовать планеты, вращающиеся вокруг других солнц. Однако нам в наших условиях очень трудно найти детали необходимые для создания такого аппарата. Качественная ПЗС камера сегодня стоит 150-200 тысяч долларов… - Сумма совершенно не астрономическая, но тем не менее, перейдем к вопросам земным… Сколько человек работает в вашей обсерватории? - Всего штат насчитывает 150-т, но чисто наукой занимаются 56 человек. От младшего научного сотрудника и до директора.  - С учетом того о чем мы говорили ранее, то есть - потенциала обсерватории, необходимости доведения ее работы до конкурентоспособного уровня и т.д., это много или мало? - Конечно, мало. В 1960-ые годы, когда обсерватория только была создана, сюда на работу были приглашены около 40 молодых специалистов. Если бы условия работы и бытовые, социальные условия были бы нормальными, то люди остались бы. Но они уезжают. В целом нашими учеными защищено около 90 диссертаций на соискание звания кандидата наук. Причем свои работы они защищали в России и Украине.  - А как решается вопрос с молодыми кадрами? - Болезненная тема. Проблема в том, что астрономия – это все же мужская наука. Нелегко всю ночь наблюдать за звездами. Это физически сложно. Однако сегодня физико-математический и механико-математический факультеты заканчивают больше девушки, а не парни. Безусловно, мы и девушек берем на работу, однако молодых мужчин раз-два и обчелся. Толковые математики предпочитают устраиваться на высокооплачиваемую работу в Баку, а не ехать в Пиркули к телескопу, где суровые зимы и свои условия проживания. Жить на территории обсерватории, где, кстати, для этого созданы все условия, и оставить семью в городе – тоже не выход. Надо умудриться прокормить себя здесь и обеспечить семью там.  - Зарубежную науку очень сильно популяризируют научно познавательные фильмы, которые снимает BBC и другие каналы. Дойдем ли и мы с нашей обсерваторией до такого уровня, что и о Шемахинском астрофизическом центре станут сниматься такие же занимательные фильмы? Я уверен, что сегодняшние мальчики и девочки загорелись бы желанием изучать астрономию. - Снять хороший познавательный и насыщенный научными фактами фильм про нашу обсерваторию не сложно с точки зрения фактического материала. Однако здесь вопрос упирается даже не в науку. Никто из создателей научно познавательных фильмов по астрономии не летал на Луну, на другие планеты, тем более к Солнцу, другим звездам. Все это делается на Земле. Для этого в стране должен быть режиссер соответствующего уровня, техническое обеспечение телекомпаний и многое другое. Когда в этих фильмах показывают, как спутник летит к какой-то галактике, то это, прежде всего, компьютерные технологии. Попробуйте, снимите такого рода фильм не про звезды и планеты, а на другую тематику. Везде возникают одни и те же проблемы. Специалисты своего дела и естественно соответствующая техника. - А знаете? Лично мне не нужен телескоп и компьютерные технологии для того, чтобы увидеть то звездное будущее, которое ждет Шемахинскую обсерваторию… - Я тоже в этом уверен… Тогрул Рухуллаоглу
www.oxu.az