Нателла Османлы: Мы все живем немного напоказ – ИНТЕРВЬЮ
«Люди стали соболезновать ради лайков». Интервью Oxu.Az с популярной азербайджанской писательницей, публицистом, блогером, контрибьютором известного журнала «Nargis», первой женщиной, чье произведение «Я - дрянь» попало в шорт-лист Национальной Книжной Премии Нателлой Османлы.  - Нателла ханум, все Ваши произведения на русском языке. Вы пишете только для русскоязычных или азербайджанцев в целом?  - Как только на русском?! У меня вторая книга, сборник «Хар Тут», издана на азербайджанском. Я пишу для всех, для азербайджанцев, для тунгусов, англичан и китайцев – для всех, кому интересно читать. И я очень горда тем, что вторая книга действительно очень хорошо переведена издательством «Ганун» на родной язык. Так получилось, что я принадлежу к последнему поколению детей, выросших недоучками, плохо владеющих азербайджанским языком. В этом году сын пошел в школу, и я всерьез подумываю заняться азербайджанским вместе с ним, пройти школьную программу. Заодно испытаю на себе.  - Раньше одним из самых почетных подарков считалась книга – источник знаний. Насколько изменились предпочтения людей, и какой наиболее популярный подарок сегодня?  - Сложно сказать. Мне недавно, кстати, подарили восхитительную книгу «Российские императрицы. Мода и стиль» - это, на самом деле, редкий и драгоценный подарок. Сама я книг не дарю, даже своих. Чаще всего покупаю близким одежду или аксессуары. А вообще, статистически, думаю, самым популярным подарком был, есть и, наверняка, останется парфюм.  - Личная жизнь – это нечто сокровенное. Как Вы думаете, не стала ли она общественной? То есть раньше были общественные люди, их было мало, а теперь с появлением соцсетей жизнь почти всех стала достоянием общественности.   - Так и есть, последние годы мы все живем немного напоказ. Но, давно заметила, счастье напоказ, кстати, заставляет людей им дорожить. Не скажу, что соцсетевая популярность способна спасти обреченные отношения, но удержать от резкого разрыва, на эмоциях, может точно. Приоткрывать завесу или нет – выбор каждого. Я же предпочитаю не афишировать то, что происходит в моей личной жизни.  - Как Вы относитесь к тому, что сегодня люди словно живут в социальных сетях, документируя каждый сделанный шаг?  - Всегда есть определенный градус, тонкая грань, перейти которую – значит, выглядеть нелепо. Я люблю селфи, делюсь музыкой, рассказываю забавные истории из жизни, балансирую, одним словом.  - Сегодня учитель – это уже не преподаватель, а мелкий предприниматель или «хермят» для многих представителей нашего общества стал образом жизни. - К сожалению, это так. За этот недолгий промежуток, что ребенок посещает занятия, я наслушалась историй о взятках – причем, без конкретной привязанности к той или иной школе. Такой почти одинаковый пласт информации из всех школ, как, кстати, государственных, так и частных. Просто, по словам родителей, поборы стали жестче и нахальней. Ну, раньше, во времена нашего детства, ведь как было? Намекали, чего-то ждали. Сейчас напрямую озвучивают таксу и требуют оплаты, без излишней лирики. Я на секундочку представила, если мне кто-то, на голубом глазу, скажет «будьте добры, принесите столько-то на подарок». Не знаю, наверное, включу диктофон и пойду с записью. И дело не в подарке, я не вижу ничего дурного в том, чтобы их делать или получать. Дело в тоне, в постановке вопроса, когда вы не выбираете, кого поощрять, вы выполняете волю одариваемого.  - Существует выражение – «Воспитать человека интеллектуально, не воспитав его нравственно», значит вырастить угрозу для общества. Как, по-вашему, насколько правдивы эти слова сегодня?  - Правдивы, конечно. Интеллект и душевные качества в абсолютно разных сферах. Но это и не совсем возможно, особенно в сегодняшних условиях гигантского информационного потока, наполнять человека знаниями, развивать способности, но при этом не воспитывать нравственно. Элементарно, сюжеты сказок, сюжеты мультипликационных фильмов уже закладывают основы «что такое хорошо и что такое плохо». В меньшей мере, чем родители, которым положено говорить об этом с ребенком, но тем не менее…  - Некоторые люди считают, что авторы рекламного баннера сети магазинов «Али и Нино», сделав рекламной баннер с использованием Вашей фотографии, эксплуатируют Вашу внешность, а это унижает права женщин-авторов. Что Вы думаете по этому поводу?  - Игры с феминизмом опасная штука, тут ведь чуть левее руль, чуть правее, и несет в такие пампасы… Вроде бы по мнению тех, кто заговаривает о сексизме, использование фотографии, где я не в очках и застегнутой на все пуговицы сорочке, унижает женский интеллект. Посмотрим с другого ракурса – чем не сексизм чистой воды отрицать мое право быть привлекательной? Получается, мои права снова попраны. Есть разница между вульгарностью и привлекательностью, не так ли?  А еще, крошечный, но важный нюанс – есть жанр литературы. Если бы я писала многотомный труд о влиянии неизвестных исследований академика Ландау на восприятие цветомузыки Скрябина, мне бы приличествовало выглядеть солиднее. Но я, в данном конкретном случае с баннером «Али и Нино», автор легкого чтива, сборника «Я – дрянь», состоящего из рассказов об отношениях мужчин и женщин, блогерских заметок. Но все же, поспешу отметить, к выбору маркетологами данного фото для рекламы сборника я не имею ни малейшего отношения.  - Интеллигенция – это передавая часть любого общества, которая влияет на его развитие. В этом свете хотелось бы узнать следующее: в чем Вы видите главную задачу современной азербайджанской интеллигенции?  - Интеллигенция – очень пространное понятие. Есть люди деятельные, активные, харизматичные, способные менять мнение, отношение к тем или иным вопросам, будоражить умы. А есть инертные «присоски», которые паразитируют на этом фоне, либо поддакивая, либо и вовсе молча. Объединять их единым термином «интеллигенция» не хотелось бы. Ибо первые принимают участие в процессе, они влияют на траекторию движения общества, а вторые - просто массовка, балласт.  Но вторых сегодня, в эпоху соцсетей, часто принимают за первых, и их становится все больше. Звонкие статусы и чекины – люди стали соболезновать ради лайков.  Возможность донести свою мысль одним кликом прекрасна, но она и снижает эффект резонанса. Вроде бы тысяча лайков под возмущенным статусом о какой-то проблеме, а воз и ныне там. С другой стороны, есть те, кто способен всколыхнуть возмущение, вызвать сочувствие или, наоборот, гордость, радость, улыбку и побудить к действиям. Это опинионмейкеры, и думаю, у них нет никаких конкретных задач, кроме как оставаться искренними со своими подписчиками.  - Как Вы считаете, почему некоторые наши сограждане, живя в домах, напоминающих развалины, скворечники или ютясь в однокомнатной квартирке, покупают дорогущие автомобили, тратя на них десятки и сотни тысяч манат?  - Знаете, я вот который год слышу о таких людях, ни одного пока не встретила. У моих друзей самые обычные автомобили, квартиры, взятые в кредит или купленные. Но никто не тратит больше, чем может. Максимум, подружки могут психануть и потратить две трети зарплаты на пару очень дорогих туфель, а потом судорожно ждать начала месяца (смеется).  - Книги - корабли мысли, странствующие по волнам времени и бережно несущие свой драгоценный груз от поколения к поколению. Находят ли гавань эти корабли в молодежной бухте?  - Как вы это сейчас все сложно-то закрутили… Читают, конечно. Мало, мне кажется, но читают. Точнее не мало. Другой ритм, темп жизни, современным людям сложно воспринимать литературу и кино неспешно, созерцая и вдумываясь. Экшн. Человеку нашего времени нужен экшн. В литературе и в кино. Это эпоха всеобщего поглощения фильмов, вроде «Безумного Макса». И дело не в сюжете, дело в смене событий на экране, скорости восприятия и мгновенного переключения на другую тему.  - Недавно у Вас прошла презентация новой книги «Я – дрянь». Не планируете ли Вы встречу с читателями, где они смогут получить Ваш автограф? - Да, чуть позже планируется проведение автограф-сессии. Где и когда – непременно будет объявлено.